Любимые герои, сюжеты, образы 4 страница  

Любимые герои, сюжеты, образы 4 страница

Возвращаемся к теме модальностей речи. В принципе, каждое высказывание содержит в себе три уровня: психологический смысл, то есть то, что человек имеет в виду, социальное содержание или значение, то есть смысл, который имеют в его круге общения произнесенные им слова, и третий уровень — это интонация. Каждый из этих трех уровней имеет свою модальность, причем они могут сочетаться самым причудливым образом.

Рассмотрим, например, самую простую ситуацию: человек прощается с гостем и хочет высказать ему пожелание, чтобы тот приходил еще. Внутренний смысл может быть янским, а именно содержать намерение передать гостю повеление, чтобы тот приходил, или иньским, то есть сообщением гостю о том, что человек без него скучает. Однако, фраза, которая произносится, и интонация, с которой она произносится, могут иметь как янское, так и иньское звучание. Янская фраза звучит так: «Приходи в гости». Иньская: «Без тебя я скучаю». Здесь мы пока не обращали внимания на интонацию, и фраза была сказана каждая в совершенно отчетливой модальности: первая — в янской, вторая — в иньской. Теперь рассмотрим поведение человека, которое включает еще и такой фактор, как интонация.

Фраза, произнесенная в модальности ян-ян, или прямого приказа, звучит так: «Приходи завтра, тебе говорю». (Произносится с сильным нажимом.)

Фраза в модальности ян-инь — прямая просьба или приглашение: «Приходи завтра, если тебе удобно». Здесь интонация мягкая, вежливая, в особенности во второй части фразы.

Приглашение в модальности инь-ян: активная жалоба, навязывание партнеру своего состояния. «Мне так хочется, чтобы ты завтра пришел». (Произносится с нажимом.) На социальном уровне человек передает свое состояние, но сами по себе слова, которые усиливают, подчеркивают состояние «так хочется» — не просто «хочется», а «так хочется» — и интенсивная, напряженная, настоятельная интонация создают янский обертон.

И, наконец, фраза в модальности инь-инь — косвенная просьба, косвенное приглашение. Произносится в мягкой, может быть, чуть жалобной манере. «Если у тебя будет настроение зайти, я буду очень рада». При этом «у тебя» и «я» чаще всего опускаются, так что остается чисто иньская составляющая самой фразы: «Если будет настроение зайти, буду очень рада».

Вопросы к читателю. Продумайте последнюю разобранную ситуацию — приглашение в гости — применительно к себе. Какая из четырех описанных выше модальностей (ян-ян, ян-инь, инь-ян или инь-инь) для вас органична или естественна? Какую вы категорически не приемлете для себя? Какую вам труднее всего было бы разыграть в актерском этюде? Теперь поставьте себя в положение гостя. На какое приглашение из четырех описанных типов вы откликнитесь вероятнее всего? Какое, наоборот, резко вас оттолкнет, и вы больше не придете в гости? Подумайте о причинах таких своих реакций. За ними, наверняка, стоят совершенно определенные жизненные установки, которые, возможно, имеет смысл пересмотреть, расширить или дополнить. На какие слова вы обращаете максимальное внимание, слушая других людей? Находящиеся в иньской или янской части произносимых ими фраз? Какую часть текстов, которую вы слышите, вы лучше запоминаете — иньскую или янскую? Обратите внимание на свои эллипсисы, то есть опущения. Что вы чаще опускаете — подлежащее, сказуемое или дополнение? Любите ли вы цветистые описания или предпочитаете акцентировать в своей речи деятелей и действия? Тот же вопрос по отношению к книгам, которые вы читаете. На что вы обращаете больше внимания — на активные действия или на статичные описания? Какого рода упреки вы тяжелее воспринимаете — относящиеся к тому, что вы сделали что-то не так, или имеющие смысл, что вы являетесь каким-то не таким? Обратите внимание, как вы сами критикуете окружающих, в частности, своих детей — в иньской или в янской модальности: предъявляя им претензии по поводу их действий или их состояний? Умеете ли вы мягко, вежливо, в иньской модальности, произносить янские слова? Умеете ли вы нажимать интонацией, описывая свои состояния? Например, сказать: «Мне плохо» — таким тоном, чтобы вся семья запрыгала вокруг вас?

Обаяние

У каждого человека свои представления о том, что такое обаяние, каково его собственное личное обаяние, и какое обаяние привлекает его лично. Оценка модальности своего и чужого обаяния позволяет многое понять и о себе, и о других. В частности, большинство людей свое собственное личное обаяние склонны очень сужать, проявляя его во вполне определенных обстоятельствах, связанных с инициацией вполне определенных модальностей, в то время как любому сочетанию модальностей соответствует свой тип обаяния, которым можно овладеть и успешно использовать.

Обаяние инь — это обаяние нежной приглашающей улыбки, мягкости, уступчивости, понятливости, тактичности, молчаливости, услужливости, глубины и тонкости восприятия. Не нужно думать, что такого рода обаянием наделены лишь отдельные члены человеческого рода. Реально все эти качества проявляет совершенно любой человек в определенных обстоятельствах, с определенным партнером, возможно, очень редко, но это не значит, что, работая над собой, нельзя выработать в себе иньское обаяние. Чаще всего, человек просто не считает это нужным или задает резонный для себя, но неубедительный для партнера вопрос: «А зачем это нужно?» Впрочем, автор надеется, что читатель, дочитавший до этой страницы книги, таким вопросом не задается.

Янское обаяние — это обаяние чистоты намерений, продуманности планов, адекватной энергичности, доброй силы, царского величия, могущества, истинного авторитета, ответственности за то, что человек планирует делать и делает.

Вопросы к читателю. Какой тип обаяния вам больше нравится у ваших знакомых? У родственников? На экране телевизора? В книгах? Какой тип обаяния, как вы считаете, свойственен лично вам? Способны ли вы проявить обаяние в противоположной модальности? Считаете ли вы нужным это делать? Если нет, то почему? Считаете ли вы обаяние важной частью вашей жизни? Много ли в вашей жизни ситуаций, когда его отчетливо не хватает, но какая-то сила не дает вам его включить или вы просто не умеете это сделать? Подумайте о модальности этих ситуаций и о том, в какой модальности вы в них выступаете.

Принятие подарков

По тому, как люди дарят и принимают подарки, можно многое понять о модальностях, управляющих их поведением и во многих других ситуациях. Как правило, даря и принимая подарки, люди сравнительно расслаблены, даже если это происходит в официальной ситуации, и здесь архетипы, ведущие психику, проявляются иногда более чем откровенно.

У многих людей есть совершенно точное представление о том, как следует дарить подарки, как их следует правильно принимать, и что должен делать человек, получающий подарок. Если поведение даримого не соответствует тому, каким оно должно быть по мнению дарящего, возникает нередко весьма неприятная натянутая сцена. Для того, чтобы ее избежать, рассмотрим этот вопрос с точки зрения модальностей диадического архетипа.

Янский взгляд на процесс дарения заключается в том, что это именно процесс, это действие. Человек, который получает подарок, является объектом воздействия, и он должен отреагировать вполне определенным образом. Прежде всего, он должен быть открыт процессу дарения. Это означает, например, что его внимание должно быть привлечено, в первую очередь, не к подарку, а к тому человеку, который этот подарок дарит, к его сопровождающим словам, эмоциям, другими словами, ведомый янским архетипом человек говорит: «ВОТ Я ДАРЮ ТЕБЕ подарок», — и логическое ударение стоит на первых четырех словах, а сам по себе подарок может играть существенно меньшую роль.

Принимая подарок под янским архетипом, человек считает основной своей обязанностью выразить свою благодарность и радость по поводу получения подарка, так сказать, вернуть энергию, затраченную дарящим, обратно в виде благодарности, слов восхищения и т.п. При этом подарку может опять-таки быть уделено незначительное внимание.

Наоборот, иньский подход к подарку со стороны человека, который его получил, заключается в том, что подарок нужно ассимилировать, например, этот человек может, не обращая никакого внимания на дарителя, схватить подарок и, даже не разворачивая, быстро-быстро его унести — с тем, чтобы потом, когда гости разойдутся, внимательно его рассмотреть и оприходовать, то есть определить ему место в своей жизни. Ведомый иньским архетипом человек, получив подарок, может его развернуть, но после этого как бы сольется с ним воедино: прижмет его к сердцу, на его лице появится радостная улыбка и у него видимым образом изменится психологическое состояние; однако совершенно не факт, что он сочтет нужным как-то проявиться вовне, например, поблагодарить дарящего сколько-нибудь внятным образом. С его точки зрения важно, что ему подарок понравился и благодарность может быть написана на его лице, но ее нужно прочитать, она выражена косвенно, например, довольным изгибом губ или мимолетным, но многозначительным взглядом.

Очень интересно наблюдать за человеком, который дарит подарок, находясь под иньским архетипом. В этот момент он сам как бы является продолжением этого подарка, то есть он вносит вместе с подарком некоторое состояние, которое старается передать даримому. Так обычно дарят цветы и другие символические подарки, несущие определенную энергию самого дарителя. Иньские подарки часто не имеют целью прямого воздействия на даримого, и он может распоряжаться ими по своему усмотрению, например, это могут быть объекты, которыми он будет украшать свою квартиру по своему вкусу, кулинарные приправы, которые он будет использовать, приготавливая различные блюда и т. п. Янские же подарки сами по себе гораздо более определенные и целенаправленные. Если это букет цветов, то за ним угадывается цель поразить даримого, склонить его к тому или иному типу поведения, и если это не получается, то дарящий оказывается сам для себя в состоянии, похожим на проигрыш в схватке: он старался, он имел в виду выполнение своих определенных целей, однако его подарок, его оружие, его инструмент для исполнения его замысла не сработал.

При иньском подходе ничего такого нет и не подразумевается. Здесь человек не планирует какого-то определенного результата от того, что он вручит этот подарок, и ждет реакции по типу понравилось — не понравилось, вполне ею удовлетворяясь. Вообще, в этой ситуации достаточно ярко проявляется комплементарность инь и ян, то есть человек, дарящий подарок под янским архетипом, обычно ждет иньской реакции даримого и наоборот. Как правило, синтонное поведение, то есть по типу ян на ян, инь на инь в этой ситуации не является комплементарным.

Вопросы к читателю. Любите ли вы получать благодарности за свои подарки или для вас главное, чтобы подарок произвел впечатление на даримого? По какому типу реагируете вы на подарки — инь или ян? Стремитесь ли вы сразу приспособить подарок к себе или к своей квартире? Обращаете ли вы специальное внимание на выражение благодарности дарителю? Какого типа подарки вы любите: янские, воздействующие на вас прямо, или иньские, воздействующие на среду вашего обитания и воздействующие на вас лишь косвенно? Любите ли вы, чтобы подарок имел однозначно определенный способ употребления, или предпочитаете, чтобы у вас был выбор в отношении того, как его использовать? Может ли для вас быть ценен недорогой подарок? Часто ли в вашей жизни вы получаете такие подарки?

ЭМОЦИИ

Эмоции по своему типу довольно четко делятся на две категории — иньские и янские, имеющие целью воздействовать на человека и ситуацию, и, наоборот, подлежащие релаксированию внутри самого человека. Однако и здесь, как говорится, возможны варианты, и следует всегда помнить, что в рамках модальности существуют еще и субмодальности. Кроме того, часто под одним и тем же словом, обозначающим эмоцию, разные люди понимают совершенно разные вещи, и для того, чтобы лучше понимать друг друга, следует обращать особое внимание на используемые или подразумевающиеся ими модальности.

Люди в принципе довольно терпимо относятся к эмоциональному состоянию друг друга, то есть они разрешают и себе и своим окружающим широкий спектр эмоций. Однако эта терпимость немедленно пропадает, как только речь идет о выражении своих и чужих эмоций. Большинство людей склонны разрешать себе или другим выражение эмоций во вполне определенных модальностях, которые часто не согласованы с модальностями самих эмоций; другими словами, мы склонны воспринимать и считать адекватными выражение эмоций в одних формах и совершенно не принимать их в других. Почему это так — вопрос особый, однако, осознав это обстоятельство, человек иногда делается существенно мягче и терпимее.

Любовь

Любовь — это одно из самых сложных понятий, с которым сталкивается человек, и видимость его простоты, доступность даже и ребенку вводит в заблуждение людей, когда они общаются друг с другом и употребляют это слово, придавая ему совершенно разный смысл. Здесь различие в модальностях его понимания совершенно принципиально. Любовь — это состояние или занятие, фон или содержание, бытие или цель?

Иньский взгляд на любовь понимает ее как определенное состояние, своего рода озаренность Божественными лучами, особого рода благодать, которая опускается на человека и проникает во все его существо. Бывают также и внешние ситуации, в которых царит любовь, и в них же ощущается мягкое, благожелательное Божественное присутствие. Любовь в ее иньском понимании можно как-то заслужить, как-то ее заработать, можно ее дождаться; некоторые считают, что она является актом Божьей милости и никак не связана с человеческим поведением, другие полагают, что определенное внутреннее самоочищение, выработка добродетелей, искоренение пороков увеличивают шансы человека на эту благодать, другие же приписывают основную роль вере, но, опять-таки, вере в иньском понимании, заработать которое путем целенаправленных усилий очень трудно, если возможно в принципе.

Янский взгляд на любовь это нечто совершенно другое. Любовь — это особый энтузиазм, особая вдохновляющая окраска действий, которые совершает человек. Причиной этой окраски может быть личный фактор, или может быть непонятно, откуда она берется, или источником вдохновения может быть объект любви, но в любом случае, в основе, в фокусе внимания человека лежит определенное действие, направленное на внешний по отношению к нему объект. Это может быть объект любви, а может быть какой-то совершенно иной объект, который в последнем случае озаряется любовью человека в процессе работы или иного взаимодействия с ним. Однако, сама эта работа, это взаимодействие к любви прямого отношения не имеют, они лишь освещаются ею. Так, мужчина, влюбленный по янскому типу, может посвятить своей возлюбленной стокилометровый забег, и для него это будет совершенно адекватное выражение его любви к ней, он пробежит эти сто километров с ее именем на устах, и тот факт, что она будет находиться в этот момент в другом городе, нисколько его не смутит.

Ян может понимать любовь как состояние, но для него это состояние, которое обязательно должно проявиться в действии, а иначе человек расписывается в его ложности или своей несостоятельности. Например, в иньском понимании слова мужчины: «Я люблю свою семью», — вполне могут означать просто то обстоятельство, что он любит в ней находиться. Он любит прийти, окунуться в атмосферу семьи, поиграть с детьми, поесть за общим столом, может даже что-нибудь приготовить или соорудить полочку, но последние действия для него совершенно нетипичны, главное, что они существуют в рамках общего фона его состояния. Для мужчины, который любит свою семью по янскому типу, его состояние в тот момент, когда он находится в семье, не имеет принципиального значения. Он понимает любовь как особое чувство, которое вдохновляет его на то, чтобы этой семьей заниматься — в ее собственных рамках (например, воспитывать детей, обучая их тем или иным умениям, одевать жену, выстраивать с ней отношения), или поддерживая существование семьи во внешнем мире, зарабатывая деньги на новый дом, автомобиль, путешествия и т. д. При этом любовь по янскому и по иньскому типу могут отнюдь не сопровождать друг друга, то есть, например, мужчина может любить свою семью по янскому типу, находя в этом большое самовыражение и удовлетворение, и делая это с радостью, но находясь при этом вне семьи. Ситуации, когда он, по идее, мог бы воспользоваться результатами своих трудов и ощутить благотворный для себя климат семьи, его почему-то не привлекают и не доставляют ему никакой радости, то есть любви по иньскому типу он совершенно не ощущает. (Как выглядит противоположная ситуация, читатель может представить себе сам.)

Аналогично, любовь к музыке может пониматься в иньской и янской модальности, и это совершенно разные вещи. Для любителя-меломана любовь к музыке есть как раз стремление к ее восприятию, то есть стремление к обитанию в среде, где звучит любимая им музыка. Ему от этого хорошо, и больше ничего не нужно. При этом мысль о том, чтобы произвести самому какую-то мелодию — голосом или на инструменте — ему даже не приходит в голову, и он не считает это для себя важным или нужным. Наоборот, чисто янская любовь к музыке свойственна профессиональным музыкантам, которые ставят себе целью овладеть в совершенстве музыкальным инструментом, исполнять на нем любимые произведения таким образом, каким они еще никогда не звучали, и если у них это получается и достигнутое звучание их устраивает — это и есть высшее проявление его любви. При этом музыкант-профессионал может любить очень ограниченный спектр исполнителей, считая остальных дилетантами или просто придавая в своей жизни не особенное значение состоянию слушания музыки как таковому, и хотя, безусловно, он способен воспринять чужую музыку, но вполне вероятно, что по-настоящему его устраивает только своя, и не та, которую он воспроизводит на инструменте, а та, которую он слушает внутренним слухом. Иногда ему кажется, что он один знает, как по-настоящему должна прозвучать эта музыка, и главное его счастье — это воспроизведение ее в реальности собственными руками или губами.

Конечно, любовь-действие и любовь-состояние неразделимы; однако у каждого человека есть их определенная акцентуация, иногда очень сильная, и для него слово любовь приобретает отчетливо иньский или отчетливо янский оттенок. В разных областях жизни этот оттенок может меняться, и, наблюдая за его изменением, можно многое понять о своих внутренних особенностях и проблемах.

Вопросы к читателю. Когда вы любите человека, ощущаете ли вы острую необходимость что-либо для него сделать? Боитесь ли вы любви без взаимности: а) своей собственной, б) к себе? Верите ли вы в бескорыстную любовь? Близка ли вам точка зрения, что Бог не только любит человека, но и учит его, и в этом тоже проявляется Его любовь? Считаете ли вы отношения с людьми, не окрашенные любовью, пустыми? Как вы считаете, можно ли эффективно работать, не испытывая любви к своей работе? Вспомните людей, чья любовь вам совершенно непонятна. Подумайте, в какой модальности они ее переживают? Подумайте, в какой модальности обращена к вам любовь ваших близких, и попробуйте уговорить их сменить модальность инь — на ян, а ян — на инь. Какие будут результаты? Как вы считаете, любовь предполагает заботу? Совместимы ли любовь и страх?

Гнев

По идее, гнев имеет сам по себе отчетливо янскую модальность, то есть он предполагает объект и процесс, в ходе которого я выражаю негодование этим объектом. Нередко этот объект оказывается в моем внутреннем мире, тогда одна моя часть, с которой я в данный момент идентифицируюсь, негодует по поводу другой части, которую я временно считаю как бы чужой, и с ней разотождествляюсь. Существуют, однако, модификации гнева, такие, которые обращены внутрь человека и при этом он никак себя не делит на части, это, например, бессильный гнев, или иньский вариант гнева, чувство раздражения, то есть ощущение саморазрушения под действием какой-либо патологической или вредоносной для психики причины. На практике, однако встречается иньский вариант гнева, когда он воспринимается именно как состояние, не связанное с каким-либо действием. Тогда говорится, что он слепит глаза человеку, и тот уже не выбирает ни объекта гнева, ни способа выражения этого гнева, а полностью порабощен эмоцией, которая перекрывает ему все связи с окружающим миром. Умение переводить гнев из иньской модальности в янскую — важное искусство, которому, жаль, не обучают в современных школах. Ничуть не менее важно, впрочем, найти адекватные формы выражения гнева вовне, как в иньской, так и в янской его ипостасях.

Культурный вариант иньского гнева — это сдерживаемый, потенциальный гнев, когда видно, что человек находится в состоянии гнева, но он сдерживает себя и пока что еще не выбрал способа реализации этой эмоции. Он, в принципе, в этом свободен, может быть, он поборет свой гнев и тем или иным способом растворит в своей психике, может быть, он его вытеснит, создав там глубинную бомбу, а может быть, и реализует, но в формах, которые выберет сам, и в момент, который также определит сам.

Наоборот, актуальный, янский гнев может быть выражен самыми разнообразными способами, начиная от символических. Так, например, слово опала произошло от обычая, принятого у русских царей, которые неугодным им боярам вручали драгоценный камень опал, и это символизировало недовольство и повеление на некоторое время скрыться с государевых глаз долой. Нередко гнев выражают в словесной форме, употребляя различного рода ругательные и угрожающие эпитеты, а также в виде жестикуляции, причем по характеру фраз и телодвижений человека нередко можно видеть, что истинная модальность гнева совсем не та, которую человек пытается имитировать и которая необходима по ситуации. Если синтаксический анализ гневного текста отчетливо указывает на иньский архетип, это означает, что в действительности человек не сумел реализовать свой гнев, перевести его из иньской модальности в янскую, и эмоция по-прежнему остается внутри него, а человек в общем-то не планирует его реализовывать. Особенно четко видна модальность по жестикуляции. Если телодвижения, движения рук и головы человека направлены вперед, он как бы наносит удары, то это указание на янскую модальность гнева. Если же его жесты, скорее, отделяют его от партнера и направлены на самого себя, то это указывает на иньскую модальность гнева, сравнительную его безобидность для адресата.

Вопросы к читателю. Какой тип гнева свойственен вам? Бывает ли, что вы плачете в гневе? Знакомо ли вам ощущение бессильного гнева? Боятся ли окружающие вашего гнева? Является ли он для вас инструментом воздействия на них? Есть ли в вашем окружении люди, гнева которых вы опасаетесь? Люди, гнев которых по неясной причине вас никак не затрагивает? Оцените модальности их гневных проявлений. Какие проявления гнева или ярости вы считаете приемлемыми для себя? Для окружающих? Подумайте об их модальностях. Попробуйте в стандартной для вас ситуации гнева изменить его модальность на противоположную. Если она была янской, изобразите окружающим свое состояние гнева, никак не указывая на адресата, если она была иньской, наоборот произнесите парочку нелестных слов и угроз в адрес человека, вызвавшего ваш гнев. Тщательно отследите его реакцию и ее модальность.

Любопытство и интерес

Любопытство отличается от интереса своей модальностью. Любопытство — это преимущественно состояние человека, то есть оно относится к архетипу инь. Здесь объект интереса существует, но занимает в воображении человека весьма абстрактное место, то есть человек никак не стремится специфицировать своего интереса к этому объекту. Он ему интересен, как кажется человеку, в любом своем виде, ракурсе, в любых своих проявлениях. Посмотрим, а дальше видно будет — такова позиция любопытства. Напротив того, интерес, в особенности устойчивый, глубокий интерес, больше окрашен архетипом ян. Это эмоция, направленная на объект, но человек представляет его гораздо лучше и существенно точнее знает, что именно его интересует. Более того, он отчетливо и активно направляет свою энергию, свою деятельность на интересующий его объект. Он к нему идет, он к нему подходит с нужной стороны, он пробирается внутрь, он его исследует, его исследования окрашены эмоцией интереса. Популярный артист, выходя на сцену авторского вечера, очень четко отличает праздное любопытство публики или журналиста, который берет интервью, от содержательного, целенаправленного, активного интереса, который выражается, в частности, в умных и интересных для него самого вопросах. Наоборот, любопытство отличается поверхностным рассматриванием и задаванием вопросов стандартного порядка, на которые нет возможности интересно и содержательно ответить, и которые задаются, так сказать, для проформы, то есть, задающий вопрос не интересуется ответом на него, но вопрос является лишь поводом для того, чтобы заставить объект любопытства как-то проявляться, а как именно — любопытствующему не важно.

Можно, таким образом, сказать, что иньское любопытство является фазой, предшествующей целенаправленному янскому интересу. И хотя оно производит иногда неприятное впечатление, но, по-видимому, без него не обойтись. Важно лишь вовремя понять, что пришла смена фаз, смена модальностей.

Вопросы к читателю. Как вы относитесь к праздно шатающимся гулякам на улице? Охотно ли вы вливаетесь в их число? Считаете ли вы, что праздное любопытство — нормальное состояние человека, или вы считаете, что ему всегда лучше уступить место целенаправленному интересу? Насколько широк круг ваших непрофессиональных интересов? Часто ли вы задаете вопросы, ответы на которые вас не интересуют? Кто из ваших знакомых досаждает вам тем, что задает вопросы и не слушает ответов на них?

Беспокойство и тревога

В принципе, обе эмоции — иньские, то есть они характеризуют состояние человека, однако здесь важны субмодальности.

Иньское беспокойство и тревога не связаны с каким-либо внешним объектом. Они суть состояния человека, с которыми тот вынужден так или иначе справляться, не выясняя их причин. Он может их внутри себя утишать, балансировать, вытеснять или трансформировать в иные состояния. Янское понимание беспокойства и тревоги совершенно иное. Это эмоции, которые окрашивают ту или иную деятельность человека: «В тревоге он метался из одной стороны комнаты в другую, бегал от окна к телефону, ни на секунду не мог найти себе места». Внутренняя тревога может сопровождать поиски источника напряжения и способа преодолеть опасную или неприятную будущую ситуацию. Эти поиски могут производиться как во внешнем мире, так и во внутреннем, но в последнем случае человек обязательно делится как бы на две части, одна из которых работает, производит поиск, анализ причин, возможных путей решения ситуации, а другая является источником опасности и тревоги, и этот источник нужно найти и обезвредить или каким-то образом понять и трансформировать. Человек говорит: «Меня тревожит моя безалаберность». Эту фразу можно понимать двояко: например, что он испытывает по поводу своей безалаберности легкое беспокойство и ничего не собирается с этим делать — это иньский подход; янский подход заключается в том, что его тревожит его безалаберность, и в связи с этим он собирается или, может быть, уже предпринимает ряд конкретных действий по усилению внутренней и внешней дисциплины. Эти действия будут окрашены его беспокойством по поводу его несовершенства. Однако, как и раньше, по-видимому, первой проявляется эмоция, окрашенная иньским архетипом, и лишь через некоторое время, если она оказывается достаточно сильной, идет переключение на янский.

Вопросы к читателю. Подумайте о протекании эмоций беспокойства и тревоги в вашей жизни по поводу незначительных и существенных ее обстоятельств — внешних и внутренних. Какую вы замечаете смену модальностей? Какова модальность тревоги и беспокойства, выражаемой вашими родственниками ежедневно, в критических ситуациях? На какие модальности вы реагируете особенно остро, в какой модальности вы реагируете?

Радость

Эта эмоция особенно важна, поскольку без нее человеческая жизнь совершенно неполноценна. Однако многие люди испытывают и переживают радость совершенно по-разному и не так, как этого от них ожидают окружающие, что приводит к большим огорчениям и взаимонепониманию и сильному ухудшению отношений между людьми в целом, особенно близкими.

Радость иньского типа это, в первую очередь, состояние. Человеку хорошо, он радуется, он переживает свою радость и совершенно не думает о том, что ее нужно как-то транслировать наружу, как-то выражать, что-то с ней делать. Глаза его сияют, на его лице — улыбка, слышится его смех, он чувствует себя легко и непринужденно. Скорее всего, он не думает о том, что он что-то кому-то должен, чем-то обязан и ему нужно как-то регулировать свое внешнее поведение.

Янский акцент на радости означает, что человек как-то озабочен ее адекватным выражением вовне. Радость его, как говорится, переполняет, ему хочется поделиться с ней окружающими, он хочет ее как-то выразить или произвести какие-то действия, которые будут наполнены, окрашены его радостью, будут ее материализацией во внешнем мире. Тогда он заразительно смеется, адресуя свой смех окружающим, начинает им что-то радостно рассказывать, поздравлять, дарить подарки, стремится улучшить также и их настроение.

В жизни, конечно, не всегда можно с такой точностью провести линию между иньской и янской радостью. У обычного человека они смешаны вместе, и, тем не менее, у многих людей имеется настолько сильная акцентуация на иньской или янской составляющей радости, что это даже в лучшие моменты их жизни существенно осложняет их жизнь и жизнь окружающих. Радость янского типа, идущая вовне, но не подогретая внутренним состоянием, смотрится нарочито и искусственно. Наоборот, радость чисто иньского типа, когда человек переполнен своими ощущениями и не замечает окружающего мира, также производит тяжелое впечатление, и во многих случаях этого недостаточно, то есть окружающие ждут от человека, что он поделится своей радостью, однако ему даже не приходит в голову, что это возможно и необходимо. Наоборот, есть люди, которые совершенно не склонны как-то переживать свою радость, например, они считают это неэтичным или неугодным Богу, или влекущим за собой в самом ближайшем будущем тяжелые последствия, поэтому они стремятся либо сразу выразить ее вовне, не пережив ее сами, либо вообще это свое состояние проигнорировать, потушить, облить ведром холодной воды.


9150765270156685.html
9150881072802676.html
    PR.RU™